Цикл насилия

Блог

Чередования агрессии и не-агрессии. Цикл насилия по Уолкер.

Леонора Уолкер концептуализировала также «цикл насилия». Этот цикл состоит из 3-х фаз: фаза аккумуляции или нарастания напряжения, фаза агрессии или разряд напряжения и фаза раскаяния, которая выражается в воспроизведении, со стороны агрессора, некоей фикции влюбленности, известной под названием «медового месяца». Именно этот циклический характер насилия и служит средством создания травматической эмоциональной связи жертвы со своим агрессором: в фазе аккумуляции женщина находится в состоянии экстремальной психической гипер-настороженности (пытаясь избежать эпизода агрессии), сходной с состоянием людей, пытающихся выжить в ситуации удержания в заложниках или в результате природных катаклизмов; в фазе агрессии женщина находится в состоянии диссоциации, сопровождаемом неверием в то, что эпизод агрессии действительно имеет место (=что его не удалось избежать несмотря на все старания и предосторожности); диссоциация приводит к эмоциональному коллапсу, сопровождаемому отсутствием активности, депрессией, тревожностью, самообвинениями и чувством беспомощности; в фазе раскаяния, когда агрессор ведет себя прямо противоположно эпизоду насилия, происходит подкрепление идеального образ партнера и создание иллюзии, что своим достаточно хорошим и правильным поведением женщина сможет сделать постоянной ситуацию «медового месяца».

3. Теория травматической связи — Даттон и Пайнтер (traumatic bonding).

Травматическая связь – это отношения, основанные на неравном распределении власти, в которых тот, кто находится у власти, попеременно преследует, бьет, угрожает, злоупотребляет и запугивает того, кто не имеет доступа к позициям власти, создавая тем самым у жертвы сильнейшую эмоциональную зависимость от агрессора. Примерами травматической связи являются отношения между женщиной – жертвой гендерного насилия и ее агрессором, между похитителем и заложником, между ребенком – жертвой абьюза и отцом, совершающим абьюз, между членом секты и ее лидером, между пленником и надсмотрщиком. Все эти ситуации имеют 2 общие черты: дисбаланс власти и прерывистый характер насилия (чередование ситуаций насилия и его отсутствия). На этих двух элементах формируется, посредством процесса неосознанной интернализации, когнитивная церебральная схема, способная к самовоспроизведению в любой момент (травматическая связь).

Дисбаланс власти
В ситуации экстремального дисбаланса власти, в которой тот, кто удерживает власть, время от времени производит карательные вылазки, ментальная перспектива этого агрессора (мысли, суждения и т.д.) интернализуются подчиненным. По мере того, как дисбаланс власти увеличивается, человек, находящийся в состоянии подчинения, будет проявлять всё большее субъективное чувство зависимости от «могущественного» агрессора. В то же время, человек, аккумулирующий власть, будет приобретать идею собственного величия. Эту идею он сможет поддерживать только через отношения с «подчиненным» человеком, что приведет его к ситуации зависимости от этих отношений. Фикция всемогущества может внезапно прерваться, когда «нечто» вмешивается в распределение «ролей» в отношениях. Когда «подчиненный» спасается бегством, «всемогущий» остается один на один со своей никчемностью. Примером резкой потери «власти» являют отчаянные попытки со стороны агрессора возобновить прерванные женщиной отношения, «вернуть ее в семью» с помощью «раскаяния» или угроз (или того и другого). Таким образом, интернализованное самообесценивание со стороны «подчиненного» вместе с постоянными усилиями со стороны «могущественного» по поддержанию собственного имиджа делают для жертвы особенно трудным выход из этой ситуации.

Периодичность абьюза
Периодичность абьюза является, по существу, кристаллизацией дисбаланса власти («делаю, что захочу, когда захочу»). Даттон и Пайнтер экспериментальным путем доказали, что чередование физического насилия и актов примирения и вознаграждения усиливает эффект травматической связи. Именно экстремальная дифференциация поведения агрессора является негативным подкреплением этой связи: этот термин, заимствованный из когнитивно-кондуктуальной теории, указывает на то, что в ситуации гендерного насилия фаза раскаяния ассоциируется с прекращением агрессии и подкрепляет травматическую связь. Фаза раскаяния в цикле насилия получает устойчивое подкрепление как позитивная ситуация, которой необходимо достичь, и которая, в процессе бесконечного повторения циклов насилия, становится все более желательной. Когда женщина решается прервать отношения с агрессором, чувство страха ослабевает на расстоянии (физическом и временном), хотя женщина еще находится в состоянии крайней уязвимости и эмоционального истощения. Ментальная схема «снятия напряжения», соотнесенная с фазой раскаяния в цикле насилия, проявляется в этот момент с особой силой, когда потребность в поддержке и эмоциональной близости велика. В этой ментальной схеме центральной является фигура раскаявшегося и любящего мужа. Даттон и Пайнтер использовали метафору эластичного бандажа для передачи процесса замещения негативной ментальной схемы (страха перед агрессией) на позитивную (образ раскаявшегося мужа) : чем больше удаляется женщина от отношений с агрессором, тем сильнее натягивается психический бандаж, связывающий ее с ним, и в тот момент, когда позитивный стимул (раскаяние и фикция влюбленности) становится сильнее, чем негативный (страх перед агрессией), женщина «резко и импульсивно решает вернуться».

Источник: http://lectmania.ru/1xf0a1.html

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о